Европа на пути к социализму и плановой экономике

Многие специалисты с мировым именем сходятся во мнении, что преувеличенное государство всеобщего благосостояния неизбежно заканчивается потерей свободы. И что в настоящее время Европа на большой скорости движется к тоталитарному социализму. Однако вопрос в другом: как оттуда выбраться? Что можно сделать политически, экономически и коммуникативно, чтобы освободить Европу от социалистических объятий.


Самый абсурдный пример преувеличенного государства – денежно-кредитная политика, которая является спланированной. Планирование родилось из заблуждения, что Центральный банк может контролировать экономику, что, конечно, не так. Чиновники желают вмешиваться в колеса банковского и финансового управления рынком, чтобы вознаграждать или, наоборот, не допускать отдельные транзакции.

Например, благоприятные (по их мнению) для климата инвестиции должны быть обеспечены более дешевыми займами, в то время как вредные (опять же по их мнению) для климата вложения должны стать более дорогими. По мнению эксперта онлайн-сервиса Веб Экстерн, это плановый экономический подход, который объективно приводит к огромной трате денег и ресурсов: сначала происходит чрезмерное инвестирование в политически желаемые области, затем следует вполне ожидаемое банкротство.

Сегодня Европа уверенно движется к плановой экономике, уничтожая наиболее конкурентоспособные и жизнеспособные отрасли посредством политического вмешательства. Это начинается с энергетической промышленности, продолжается в автопроме и выражается в чрезмерной бюрократии, которая поглощает все процессы во всех областях.

Кроме того, существует всеобъемлющее государство заботы и социального обеспечения, которое душит каждую свободную инициативу.

На самом деле все относительно просто: социализм – это анти система, которая питается враждебностью к пяти столпам свободной экономики, свободного общества и свободной цивилизации. Это антицивилизационная программа, направленная против свободы личности, собственности, семьи, религии и искусства, культуры и музыки.

Социализм определяет себя как негативный образ функционирующего общества свободы, также известного как капитализм – даже если к этому слову эмоционально, но совершенно неверно приписано много негативов. Порядок свободы основан на признании индивидуальности человека и его основной свободы, позволяющей ему вести свою жизнь без вмешательства третьих лиц.

Нынче в Европе наблюдается тенденция разрешать все меньше рынков, но в то же время все больше демонизировать оставшиеся рыночные механизмы. Дело в том, что социалисты – лучшие пропагандисты. Их пропаганда так хороша, потому что их продукт откровенно плох. Компенсировать негодный продукт только по-настоящему блестящим маркетингом. Европа действительно на пути к плановой экономике, а это путь в никуда. Или в бездну.

Но почему социализм так привлекателен для людей, которые каждый день берут максимум благ от свободы и рыночной экономики? Разве социализм не нервирует людей?

Дело в том, что социализм “поражает” множественные нервы, потому что он обращается к определенным эмоциональным импульсам.

Первый импульс – это чувство сообщества, которое глубоко укоренилось в человеческой эволюции. Семья работает, потому что вы автоматически поддерживаете и помогаете друг другу, а не потому, что у вас есть рыночные отношения друг с другом. Люди в семье имеют систему социального обеспечения, которая работает независимо от государства.

Второе – это низшие инстинкты, особенно зависть. Вы убеждены, что имеете право на то, что не добыли сами. Социализм апеллирует к чувству зависти, тем более что он всегда убеждал людей в безнаказанности экспроприации и отсутствии моральных последствий. Люди больше не осознают, что перераспределение – это лишение. Призыв к перераспределению – это всегда наслаждение плодами чужой работы.

Разрыв между богатыми и бедными является результатом человеческого неравенства. Люди не наделены одинаковыми талантами и навыками или одинаковым усердием. Это именно то, что делает людей индивидуальными. Человек приобретает ценность от индивидуальности. Но социализм не желает признавать эти различия.

Рыночная экономика имеет тенденцию создавать высокую степень экономического. В социализме же около 99% людей примерно одинаково бедны, в то время как лидерская клика неописуемо богата. В настоящее время Европа живет в своего рода гибриде. Это можно условно назвать социалистической плановой экономикой с двигателем свободного рынка.

Плановая экономика невозможно без усиливающегося денежного социализма Европейского центрального банка, который также является главной причиной нынешнего неравного распределения – не только в Европе, но и во всем мире. Благодаря своим постоянным вмешательствам в рыночные процессы центральные банки спасают крошечный класс спекулянтов на финансовых рынках. Реальное перераспределение происходит именно через монетарный социализм центральных банков, а не через рынок.

Тема климата также совершенно не подходит в качестве аргумента против рыночной экономики. Прежде всего, научная основа “климатической катастрофы” более чем сомнительна. В конечном счете, единственный аргумент ее приверженцев заключается в том, что существует определенный риск. Если вы хотите предотвратить его – скажем, проявить осторожность с предполагаемыми парниковыми газами – тогда остается вопрос, как это сделать. С помощью какого механизма распределения товаров и услуг можно достичь этой цели в рыночной экономике? А в плановой экономике?

В широко распространенном предоставлении товаров и услуг, рыночная экономика оказалась намного лучше. Так почему сейчас в случае такой же большой проблемы – реальной или даже предполагаемой – Европа должна использовать систему, которая полностью провалилась в последнем серьезном тестировании систем? Это не логично. И не умно.

Социализм стал полным провалом, когда он занимался окружающей средой, впрочем, так же как при создании конкурентоспособных товаров, услуг и массово обеспеченных граждан. Социализм подарил цивилизации Чернобыль и массу иных крупномасштабных загрязнений. Тем не менее, неудивительно, что социализм сейчас находится в новом облике климатической идеологии. Это часть его схемы по созданию поля напряженности.

Раньше это была область конфликта между богатством и бедностью, и предполагаемая социалистическая утопия была морковью, которая использовалась, чтобы соблазнить людей. Теперь у Европы есть пугающая картина предполагаемой климатической катастрофы, а на самом деле утопия. Социализм действительно обещает экологическую утопию в далеком будущем.

С распадом Советского Союза и воссоединением Запад выиграл гонку систем. Считалось, что теперь аксиома, что рыночная экономика и свобода превосходят социалистические байки. Однако “новые” социалисты создали на западе свой отточенный пропагандистский аппарат вместе с тамошними левыми. Ввиду этой массовой инфильтрации иммунная система европейских учреждений системно разрушается, а отдельных уже полностью разрушилась.

Денежный социализм имеет два эффекта: с одной стороны, он разрушает рыночную экономику изнутри, потому что денежная система – это матрица, через которую все движется. С другой стороны, это он соблазняет людей больше не заботиться о будущем. Нулевая процентная ставка является выражением презрения к будущему.

Если процентная ставка равна нулю, будущее не имеет значения, и все происходит здесь и сейчас. Следствием монетарной политики является то, что Европа накопила дисбалансы между реальной и финансовой экономикой, которые настолько велики, что рано или поздно система рухнет, как карточный домик.

Первое, что будет необходимо будет сделать после кризиса, – это создать новую золотовалютную систему, или криптовалютную – с биткоином во главе. Во-вторых, следует всё массово дерегулировать – то есть отменить 99% всех законов, принятых в ЕС за последние 30 лет. В-третьих, следует восстановить свободу договоров во всех сферах экономической жизни, включая право аренды и трудовое право. Затем необходимо запретить государственный долг, а государство должно отойти от всех областей.


Больше интересных публикаций про финансы и управление деньгами.